О себе Письменный стол Шкатулка Гостевая Контакты
Колобки спешат на помощь - Дело о новогодней гирлянде

Колобки спешат на помощь - Дело о цементе
Колобки спешат на помощь - Дело о новогодней гирлянде

  ДЕЛО О НОВОГОДНЕЙ ГИРЛЯНДЕ

  …Голова разламывалась вдоль и поперёк. На черта, морщась, подумал я, мы с Димычем начали встречать Новый год за целые сутки до праздника? Самое обидное, что я точно помню – после вчерашнего загула бухалова в доме нет. И если даже удастся наскрести на пиво, то в лучшем случае выйдет одна бутылка.
  Тут в комнату заглянула мать. По её круглым глазам я понял – опохмелиться по-быстрому не удастся.
  – Вить, – испуганно прошелестела матушка, – там к тебе мэр пришел.
  «С пивом?» – чуть не спросил я. Но это вряд ли – мэр у нас, говорят, непьющий. А жаль, было бы здорово, кабы глава города с утречка преподнёс что-нибудь эдакое. А уж как это подняло бы мой авторитет… Ну, нет так нет. Пришлось нехотя подниматься, натягивать штаны и на полусогнутых выбираться в прихожую.
  – День добрый, – сообщил мэр, подозрительно ко мне принюхиваясь. – Говорят, вы можете отыскать украденную вещь?
  – Такие прецеденты случались, – согласился я, прикидывая, что от меня понадобилось главе города. – Но не бесплатно.
  Мэр тяжело вздохнул и полез за кошельком.
  – Тут такое, знаете… Мы решили к вам обратиться. В милиции могут затянуть, а у нас праздник на носу. Вы сколько берёте за услуги?
  – А… А случилось-то что? – осведомился я. Если он согласен заплатить, то дело и впрямь серьёзное. Известно, что средств у мэрии всегда в обрез.
  Мэр поник кучерявой головой.
  – Гирлянду у нас похитили… Прямо с ёлки.
  Ёлку на главной и единственной площади города ставят каждый год за несколько дней до праздника. На утренниках вокруг неё водят хороводы детишки, а в праздничную ночь – развесёлые и полупьяные взрослые. Ёлку украшают шариками и большой гирляндой с разноцветными лампочками. Лампочки мигают и этим приводят в восторг новогодних полуночников. А гирлянда, надо думать, не один метр длиной.
  – Сегодня утром, – рассказывал глава, – кто-то заметил, что гирлянды нет. Позвонили в мэрию. Найдите, ради бога, украшение! Сколько платить? Мы всей администрацией скинулись.
  Деньги бы не помешали – особенно после вчерашнего. Но патриотические чувства взяли верх, и я, помявшись, потребовал всего пятьсот рублей. Мэр отсчитал пять желтоватых бумажек и с надеждой взглянул на меня. Испортить праздник всему городу было невозможно.
  Я позвонил Димычу и велел ему как можно скорее отправляться в офис. Приятель не стал задавать лишних вопросов, лишь промычал, что так хреново ему уже давно не было. Я пообещал купить по дороге пиво и начал собираться.
  В офис Димыч заявился раньше меня. Он маялся у тумбочки, и при моём появлении во взгляде его засквозила даже не надежда, а святая вера в чудо. Чудо это я ему тут же явил, сунув пакет с пивом, и приступил к рассказу.
  Рассказ был лаконичен, однако за это время Димыч успел выглотать бутылку «Старого мельника» и на глазах преобразился. Состроил умную рожу и начал рассуждать вслух. Его несло насчёт того, что на опохмел пиво иногда даже лучше водки, что нет в жизни счастья и ещё почему-то о недавних выборах на Украине. После пяти минут его разглагольствований я усёк, что пока Димыч не опорожнит все принесённые бутылки, толку от него не будет. А поиски гирлянды требовалось ускорить безотлагательно.
  – Соображения какие-нибудь имеются? – спросил я уныло. – Не забудь, деньги-то уже заплатили.
  Димыч посопел, открыл следующую бутылку и одно из соображений озвучил.
  – Так это… Новогодние праздники же на носу. Может, у кого-нибудь на украшения денег нет.
  Я укоризненно покосился на дружка. Хотел было сообщить о том, что я думаю по поводу украшений в целом, но вид Димычевых оловянных глаз навёл меня на новую мысль.
  – В гирлянде этой, небось, провода имеются. Смекаешь? Цветной металл. Пункт приёма… А?
  – Думаешь?
  Мы озадаченно уставились друг на друга. Так нас и застал Пантелей, дедуля – божий одуванчик и внештатный агент по совместительству.
  – Ребятушки-и, – простонал он с порога. – Помогите старику, не дайте с голоду окочуриться!
  К деду мы давно привыкли. Случалось, он нам помогал в прежних детективных делах. И уж, конечно, позволить внештатному Штирлицу помереть мы не могли.
  – А пенсию куда дел? – для порядка осведомился Димыч. – И месяца не прошло, как выдавали.
  Морщинистая физиономия Пантелея омрачилась.
  – Да чего там пенсии-то? За квартиру заплатил, за лекарства, да продуктов каких-никаких – вот и кончилась моя пенсия!.. Оставалось рублей пятьдесят, да сегодня с утра и они ушли.
  – На бутылку? – сочувственно осведомился Димыч.
  – Зачем на бутылку? – обиделся дед. – На хозяйственные нужды! На лампочки. Сосед с утра целый ящик приволок по дешёвке. Да такие, знаешь, лампочки бáские, цветные, всяконькие-всяконькие!
  До Димыча суть сообщения дошла чуть позже, чем до меня, но воспринял он новость с азартом куда бóльшим.
  – Ла-ампочки? – взревел мой дружок. – Откуда у него цветные лампочки?
  Дед при виде такой ярости малость слинял с лица и начал пятиться к двери.
  – Да у меня эти… ла… ла… почки… А… чего такое?
  – Какие они из себя, эти лампочки?
  – Ну, как – какие… Культурные такие… Работают…
  – Ясно, что работают! Из себя они какие? Как выглядят?
  – Так говорю же – цветные. 
  – На ёлочные похожи?
  Пантелей, который уже давно крутил носом, принюхиваясь к офисным ароматам, вдруг резко успокоился и глянул на Димыча, как вирусолог на микроба.
  – На ёлках шишки растут, а не лампочки. Похмеляться лучше нужно.
  – Постой, дед, – сказал я, сообразив, что агент ничегошеньки не знает. – К твоему сведению, сегодня с городской ёлки похитили гирлянду. Гирлянда состоит из лампочек и проволоки. Мы подозреваем, что сосед твой собирается сдать похищенное в цветмет.
  Дедок тщательно обдумал сказанное и вскипел праведным гневом не меньше нас. Он сам предложил отправляться к подлюге-соседу и всю дорогу возмущался бесстыдством некоторых, для кого ничего святого нет.
  Для начала мы зашли к деду и убедились, что разноцветные лампочки очень похожи на те, что обычно развешивают по всей длине гирлянды. Правда, освещать ими апартаменты деда было бы проблематично. Скорее всего, Пантелей позарился на дешевизну товара.
  Налёт на вражью берлогу обдумывался тщательно, но недолго. Сосед вряд ли открыл бы дверь незнакомым людям. Зато он сразу открыл её Пантелею. А после того, как мы с Димычем оперативно проникли внутрь, выбора у мужика уже не оставалось.
  На грязной кухне обнаружились свидетельства преступления – плоскогубцы и порядком истерзанный провод. Спасти его, к счастью, было ещё можно. Опоздай мы на час, и следов гирлянды не нашли бы.
  Хозяин, заросший трёхдневной щетиной, поначалу пытался качать права. «Вы чё, мужики! – верещал он. – Да я на вас жаловаться буду! Да я в милицию пойду! Да вы… Да я…» Впрочем, узрев внушительный кулак Димыча у своего носа, жулик притих и со скрипом согласился давать показания. Как оказалось, гирлянду он снял ночью, никем незамеченный, и собирался действительно сдать её в цветмет. Лампочки в пункте приёма не приняли бы в любом случае, а при небольшом наличии смекалки можно было надеяться получить за них хоть какие-то копейки. И Пантелей эту надежду в полной мере оправдал.
  Бить мужика мы не стали. И милицию вызывать тоже. Предупреждал же мэр, что гирлянда должна висеть на ёлке, а не лежать в милицейском сейфе как вещественное доказательство. По дороге мы прихватили у Пантелея ящик с лампочками и отправились прямиком в мэрию.
  …Выйдя из кабинета городского главы, мы молча переглянулись. Мэр с таким чувством жал нам руки, что ладони одеревенели. Пантелей крутился рядом и то и дело повторял, что кабы не он, чёрта с два пропажа нашлась бы. Поскольку в этом заявлении присутствовало рациональное зерно, с дедом охотно соглашались.
  – А ведь сегодня 31 декабря, – заметил я. – И деньги есть. Что скажете? 
  – А чего там говорить-то? – откликнулся Димыч и похлопал деда по плечу. – Тут не говорить, тут праздновать надо. Верно, Пантелей?..

 

 

 

Нищий болезней ищет, а к богатому они сами идут.

Лучше с умным потерять, чем с дураком найти.

Всяк кулик свое болото хвалит.


(C) 2009-2012 KAPsoft inc.