О себе Письменный стол Шкатулка Гостевая Контакты
Забота о ближнем
  Нет никого добрее участливых людей.
  Участливым людям до всего есть дело. Они не могут пройти мимо, не наведя справки о вашем здоровье. Сказать им, что, дескать, побаливает нога – значит, обречь себя на неусыпную заботу. Участливые люди – кудесники. Из одного зёрнышка крупы они наварят целый чугунок бурлящей каши, которая плюётся во все стороны и шпарит окружающих.
  Участливые люди очень пекутся о ближнем. Это их любимое занятие. Без заботы о ком-либо они начинают сохнуть и тосковать. Участливые люди не только беспокоятся о вас. Они ставят вас в пример другим несчастным и, качая головой, объясняют им, почему вам плохо.
  Участливые люди не любят, когда у ближнего всё хорошо. Иначе им не о ком заботиться. Счастье на чужом лице повергает в уныние их сердце. Чем больше неудачников вокруг, тем оживлённее участливый человек.
  Забота о других – воздух для участливого человека. Без этого он задохнётся.

  * * *
  Валентина Ивановна подошла к секретарше Олечке. Та, уткнувшись в клавиатуру, печатала какой-то документ.
  – Ну, – спросила Валентина Ивановна заботливо, – как жизнь? Ты с утра какая-то хмурая ходила…
  – Да это… Со свекровью поругалась. Я в ванной свет забыла погасить. Ну, она начала – то да сё, за электричество сколько платим, а ты всегда забываешь… Да в общем, всё обычно.
  – Так, может, вам квартиру найти? И вам спокойнее, и ей.
  – Да мы бы и съехали давно, – уныло согласилась Олечка. – Да куда? Снимать – так никто не сдаёт, а покупать дорого. Расходов-то и без того хватает. За ребёнка в детский сад платить, продукты покупаем, одеваться надо как-то.
  – Ох, – вздохнула Валентина Ивановна. – Всем трудно. Так всё дорого, в петлю полезешь. А свекровь – она не мать. Ты ищи квартиру-то. Потом ещё спасибо скажешь.
  Она снова сочувственно вздохнула и отошла от Олечки.
  Пётр Сергеевич занимался тем, что разглядывал со всех сторон большого плюшевого медвежонка.
  – Купили что-то? – осведомилась Валентина Ивановна.
  – Да, купил вот младшенькой игрушку. День рождения на днях, послать надо.
  – Вы же, вроде, не женаты?
  – А в Рязани-то у меня!.. Бывшая с двумя детьми.
  – Точно, я и забыла, – Валентина Ивановна присмотрелась к игрушке. – Интересный какой… Китайский, наверное? Конечно, китайский, сейчас разве хорошие игрушки продают!.. Сколько стоит?
  – Разориться пришлось. Двести рублей, но зато подарок…
  – Ой, не говорите, дорого. Я вон уж тоже Ольге говорила – не покупай лишнего. Как живут?.. Не понимаю… Деньги оба получают – что муж, что она, а на всякую ерунду тратят, сидят у свекрови на шее. Старуху-то жалко – чуть слово скажешь, они сразу обижаться… Свет, мол, не выключила. Так ты его гасить не забывай, вот и всё, какие тут разговоры! Я ведь Ольге говорю – сними тогда квартиру, если свет забываешь выключать. Не хочет. Молодёжь теперь какая-то…
  – Да, – почему-то конфузится Пётр Сергеевич. – У меня старший тоже…
  Валентина Ивановна оживляется.
  – А что такое?
  – Самостоятельный. Сказал – сначала в армию, а потом уж поступать куда-нибудь буду.
  – Это не дело, – суровеет Валентина Ивановна. – Сейчас все учатся. А в армии ему что? Забреют ещё на войну куда-нибудь.
  – Да он после армии в школу милиции собирается, – со скрытой гордостью сообщает Пётр Сергеевич. – Дед, говорит, с бандитами воевал, ну, и я тоже погоны надену.
  – С погонами-то осторожнее надо нынче, – рассудительно вздыхает Валентина Ивановна. – Сейчас милицейских ни в грош не ставят. Тут родители думать должны, а не молодёжь. Вы ему напишите, чтоб не дурил и в институт поступал. А впрочем, сами решайте, я тут ни с какого боку…
  Пётр Сергеевич умилённо смотрит вслед участливой женщине.
  А Валентина Ивановна уже неторопливо подбирается к столу Раисы Николаевны. Та что-то высчитывает в бумагах – занята по горло.
  – Ну как, Раиса Николаевна, вспахали огород?
  Раиса Николаевна мрачнеет.
  – Не весь. Нынче решили вручную копать. Весь день на даче проторчали. Руки в мозолях, спина – не разогнуться…
  – Ой, не говорите! – охотно соглашается Валентина Ивановна. – Вручную трудно. Пока эти комья перелопатишь – руки отвалятся. Садите уж, наверно?
  – Садим… Морковь посадили.
  – А пахаря отчего ж не нашли?
  – Так все же пашут, а своего нет, через знакомых искать надо. Да чужой-то ещё такую цену заломит, что лучше уж самим.
  – Ох, денежки… Кусаются денежки. Я вон сейчас с Петром Сергеичем говорила. Двести рублей за игрушку отдал! Тоже, не знаю я прямо!.. Двое детей в Рязани, поди, есть нечего, а он игрушки в подарок! Лучше бы уж, на то пошло, деньгами послал. Как люди живут? Не понимаю. Жену бросил, семью…
  – Говорят, жена его сама бросила, к другому ушла.
  – Ну, не знаю… Значит, было за что бросать. От вас же вот муж почему-то не уходит!
  Раиса Николаевна криво усмехается.
  – Как так можно жить? – переживает Валентина Ивановна. – Он тут, дети там… Вот без отца-то воспитание! Старший нынче школу заканчивает. Учиться не хочет, я прямо не знаю… Собрался в армию идти вместо института. Лоботрясом вырастет, и младшая, наверное, такая же… А ваша как?
  – В медицинский поступать собирается. Твёрдо решила.
  – Ну, дай бог, как говорится… Сейчас и профессию-то выбрать трудно. Врачам и вообще зарплату задерживают… Ладно, пойду, мешать не буду.
  Валентина Ивановна подходит к столу, за которым, углубившись в бумаги, трудится одна из молодых экономисток бухгалтерии.
  – Ну что, Машенька, как работается? Помочь не надо?
  – Да нет, спасибо, я справляюсь.
  – Муж зарплату получил?
  – Принёс вчера. Они всегда вовремя получают.
  Валентина Ивановна хмурит брови.
  – Зарабатывает хоть прилично? Молодым всегда денег мало.
  Маша поднимает глаза и простодушно смотрит на Валентину Ивановну.
  – Нам хватает, пожаловаться не могу.
  – М-м, – озадаченно тянет Валентина Ивановна. – Чем с милым занимаетесь по вечерам? На даче, наверное?
  – У нас нет дачи. Денег же хватает, зачем лишние проблемы?
  – Ну как… Вон Раиса Николаевна себе вчера мозоли нажила – вручную копали. Видано ли дело – вручную огород…
  – Тем более, – Маша пожимает плечом. – Я уж как-нибудь без мозолей.
  – А у Петра Сергеича сын в Рязани…
  – В Рязани не была. Мы с мужем летом в Сочи собираемся.
  – Родители его, поди, там живут? Свекровь-то пишет ли? Вон у Ольги све…
  – Родители его всё больше по загранкомандировкам. Мы в Сочи каждое лето отдыхаем. Надо же куда-то ездить.
  – Так у тебя, значит, всё хорошо?
  – У меня? – Маша широко улыбается. – Да у меня всё отлично! Муж любит, забот никаких, нигде ничего не болит, вообще живу припеваючи!..
  Валентина Ивановна скорбно вздохнула и отошла от стола.

  * * *

  Спаси, Господь, от участливых людей!..

 

 

 

От добра не ищут добра.

Язык до Киева доведет.

Где сосна взросла, там она и красна.


(C) 2009-2012 KAPsoft inc.