О себе Письменный стол Шкатулка Гостевая Контакты
Чудеса под новый год
  Чего только не бывает в Новый год! Коллега по работе пригласила меня встретить этот праздник вместе с ней и её компанией. До этого я с её знакомыми не встречалась, а сама Алёнка особо про них не распространялась. Да она и вообще-то о себе рассказывала немного, так, общались по долгу службы, болтали о новых фильмах, о книжках, о тряпках. Пару раз она ко мне в гости заходила. И вот…
  – Я тебя приглашаю, – сказала подружка. – Всё равно у тебя других планов нет, верно? А мои приятели довольно колоритные. Сама увидишь.
  Домик Алёнки стоял на краю города, недалеко от леса. Ну правда же, любопытно встретить Новый год почти в заснеженном ельнике. Я купила бутылку шампанского и отправилась в гости.
  Компания и впрямь подобралась занятная. Где она таких друзей себе нашла, подумалось мне. Молодящаяся красавица, джентльмен во фраке и с гривой волос, интеллигент с печальными глазами и жиденькой бородёнкой и лицо потёртой внешности и неопределённой профессии.
  Я представилась. Алёна тут же познакомила меня с друзьями.
  – Анфиса, – томно протянула дама. Джентльмен галантно поцеловал мне руку и сообщил:
  – Никодим Афанасьевич, к вашим услугам.
  Неизвестное лицо назвалось Прохором, а интеллигент не слишком вежливо буркнул: «Архип я».
  Имена, что и говорить, у моих новых знакомых были как на подбор. Однако вели они себя обычно, никаких странностей за ними не наблюдалось. Первая скованность скоро прошла. Стол оказался уже накрыт, угощений хозяйка приготовила немало. Анфиса перелистывала журнал вязания, обсуждала с Алёнкой сложные петли на кофточке. Никодим Афанасьевич подсел ко мне и увлёк беседой о походах Ермака в Сибирь. Рассказывал он так эмоционально, что можно было заподозрить – Ермака он сам туда сопровождал. Прохор и Архип уткнулись в телевизор и веселились над шутками Максима Галкина. В углу мигала гирляндой новогодняя ёлка, часы отстукивали минуты, из кухни вкусно тянуло запахом жареной курятины.
  Пора бы уже и за стол садиться, думала я, нормальные люди обычно провожают старый год, прежде чем встретить новый. Но эта компания отчего-то не торопилась следовать традициям. И лишь когда стрелки ходиков подобрались к двенадцати, они зашевелились. «Бокалы, бокалы!» – скомандовала Анфиса. Мы поднялись со стульев, звякнул хрусталь. Алёнкины часы шли исправно, до секундочки совпадая с курантами в телевизоре. Лишь только с экрана полился знакомый перезвон, ходики натужно заскрипели, из щели вылезла облезлая кукушка на пружине и хрипло выдавила «Ку… Ку…». Я ещё не успела пригубить бокал, как вдруг с моими новыми знакомыми начали происходить метаморфозы. С Никодима Афанасьевича осенней листвой облетела вся шевелюра, и он начал напоминать сухое дерево. Козлиная бородка Архипа, напротив, разрослась и превратилась в окладистую боярскую бороду, а из ушей полезли какие-то ветки. Анфисины наманикюренные пальчики скрючились и стали похожи на сушёные жабьи лапки, лицо сморщилось в кулачок, а модную причёску заменили седые лохмы. Прохор же растерянно помял появившийся на месте носа свиной пятачок. На голове его пробивались рожки.
  Я подумала, что сплю.
  – Фу, чёрт! – взвизгнула Анфиса и ткнула крючковатым пальцем в Прохора.– А всё ты, всё ты виноват, неуч!
  – А я при чём? – оправдывался тот, постукивая по полу хвостом, похожим на коровий.
  – Жаль,– сдержанно констатировал факт Никодим Афанасьевич. – Раз в жизни решили встретить Новый год культурно, по-человечески…
  – Ладно, не расстраивайтесь, – утешила эту нечисть Алёнка. – Ну, не судьба стать людьми, встретите праздник обыкновенно, по-свойски.
  Компания мало-помалу успокоилась. Меня обмахнули полотенцем, плеснули в рюмку водки, Архип даже в виде букета преподнёс мне сухую веточку, отломив её откуда-то со своего плеча. Алёнка, извинившись за то, что не подготовила меня заранее, объяснила следующее. Она – наследственная ведьма, но, правда, ведьма начинающая, практики маловато. И вот друзья, водившие дружбу ещё с её, Алёнкиной, бабкой, – Кощей, Баба-Яга, Леший и Чёрт – решили узнать, как Новый год встречают люди. Не всё же им под ёлками в праздничную ночь в лесу хороводы водить. Да и избушка на курьих ножках давно ремонта требует, если столько гостей туда набьётся, но неизвестно, выдержат ли ножки – они давно ревматизмом страдают. Вот Алёнка и пригласила всех к себе. Тем более что Прохор заверял, что вычитал в специальном магическом чёртовом журнале, как превращаться в людей в новогоднюю ночь. И надо же, такая неприятность! Кто же знал, что бой курантов разрушит чары!.. «Золушки хреновы!» – проворчала я и согласилась остаться.
  Вскоре оказалось, что и нечисть может вести себя вполне по-человечески. Никодим Афанасьевич Кощей, подвыпив, начал приглашать меня на танец. Выяснилось, что танцует он вполне прилично. Прохор, объевшись пельменями, маслено поглядывал по сторонам и всё порывался запеть какую-то «разлюли-малину». Яга Анфиса от шампанского пришла в игривое настроение и вовсю строила глазки лешему Архипу. Но бедняге было не до этого – он переел салата, беспрерывно икал и сосредоточенно вытаскивал из бороды квашеную капусту.
  Кукушка в ходиках отхрипела два часа ночи. «Пойдёмте гулять», – предложил Прохор, ухватив хвостом ещё одну рюмку водки и отправив её содержимое в пасть.
  – Да ты и так на рогах, – возразила ему Анфиса.– Проспись лучше.
  – Вот ещё – гулять, – поддержал её Кощей и умильно мне улыбнулся. Он уже успел почти соблазнить меня предложением посетить его замок, где, по его словам, есть всё и даже ДВД с подборкой фильмов про него самого. Врут сказки, думала я. Скорее всего, похищенные царевны жили у Кощея в своё удовольствие и дуракам Иванушкам приходилось их оттуда силком вытаскивать.
  Прохор настаивал на прогулке. Даже чёрту необходимо проветриться, объяснял он, особенно если чёрт пьян как чёрт знает что. И на прогулке он обещает стать для Алёны самым галантным кавалером в городе. Он помог Алёне облачиться в шубку, перебросил через руку хвост и начал вытаскивать качающегося лешего на улицу. Там Архипа подхватила под локоть Анфиса, и мы дружной компанией направились в центр города, к новогодней ёлке.
  На площади шумел народ, кто-то катался с ледяной горки, кто-то пил шампанское на морозе и запускал фейерверки. Красавица ёлка возвышалась над толпой, переливаясь огнями гирлянд.
  – Смотрите, – сказал Архип.– Никак, это Дед Мороз?
  – Неужто настоящий? – удивился Кощей. – Давненько не видались.
  – Да нет, – успокоила их Алёнка. – Это наш мэр. Он всегда Дедом Морозом наряжается и всех поздравляет.
  Мы подошли поближе. Мэр Мороз уже раздал поздравления и теперь проводил конкурс. Желающие получить приз за лучший карнавальный костюм выходили под ёлочку и что-нибудь делали – пели песенки, стихи читали или даже отплясывали вокруг Деда Мороза.
  – Смотрите-ка, ещё новые пришли! – крикнул кто-то, увидев нашу компанию. Ёлочные огоньки осветили моих знакомых. Толпа зааплодировала.
  – Вот это маски!
  – Какие же мы маски? – обиделась Анфиса. – Хошь, в печи зажарю?
  Народ возликовал. К нам спешил Дед Мороз.
  – Ну, уважили, – пробасил он. – Всех узнал сразу. Вы Баба-Яга, вы Кощей, а вы…
  Он склонился к Прохору и пригляделся к его носу.
  – Любопытно… Поделитесь опытом, как свиной пятак приделали? Сидит как влитой!
  – Это мой собственный, – с достоинством сообщил Прохор, дохнув на мэра перегаром.
  – Шутник! Собственный… Ладно! – подвёл итог Дед Мороз. – Вручаю призы новеньким! Всё равно лучше масок не найдётся. Песню будете петь?
  – Будем! – решил Кощей. Он кивнул Прохору, и тот снова завёл свою «разлюли-малину». Остальные дружно подтягивали.
  Мэр расчувствовался. Он выволок из-под ёлки мешок и запустил туда руку в белой варежке.
  – Вам, Кощей, дарю шапочку, чтоб голова не мёрзла, – он вынул вязаную шапочку с помпоном и водрузил её на лысый череп Никодима Афанасьевича.
  Бабе-Яге достался веник с длинной ручкой, почти настоящая метла. Анфиса растаяла. Она поблагодарила Деда Мороза и состроила ему глазки. Архип получил резиновую лягушку, которая при каждом нажатии издавала судорожный писк. С Прохором пришлось повозиться. Мэр долго и придирчиво тряс чёрта за рога. Но рога не отпали. Тогда мэр внимательно вгляделся в Прохорово рыло, а потом со словами «А и зарос же ты, братец!» вручил ему набор одноразовых станков для бритья.
  По растроганным физиономиям нечисти было видно – подарки им дарят очень редко. Прохор пытался сосчитать количество станков в комплекте, Кощей то и дело поправлял шапочку на голове. Анфиса, подмигнув лешему, уселась вместе с ним на дареный веник верхом, что-то прошептала, и они взмыли над ёлкой.
  – Мы покатаемся по городу! – крикнула нам сверху Баба-Яга, и сладкая парочка умчалась в ночное небо, попискивая резиновой лягушкой.
  Какой всё-таки чудесный праздник – Новый год! В эту ночь сказки становятся правдой. И, принимая предложение Кощея потанцевать вокруг ёлки, я подумала – может, и мне попробовать стать ведьмой? Хоть немножко…





У молодца - да не без долотца.

Язык до Киева доведет.

Клещ не вещь, где упал, там и пропал.


(C) 2009-2012 KAPsoft inc.