О себе Письменный стол Шкатулка Гостевая Контакты
Гу-Гу
  Он просочился в кабинет как-то незаметно. Просунул голову в дверь, когда я была занята разговором по телефону. Огляделся, потом возник на пороге в рост – длинный, как жердь из забора, с оттопыренными ушами, в мятом пиджаке и с дорожной сумкой на плече.
  – Здрасьте… Это ведь редакция?
  – Ну, редакция.
  – Ага… А вы стихи в газете печатаете?
  – Да, а что?
  – Ничего…Я тоже поэт.
  – Да ну? – фальшиво удивилась я. Стихами редакция была завалена по крышу.
  – Ага! Хотите, почитаю?
  – Э-э… А вы, простите, вообще по какому делу? Со стихами или просто зашли?
  – Я это… Наша фирма предлагает справочники, энциклопедии. Словарь вот, можете посмотреть. Недорого по нынешним ценам… А у вас стихи часто печатают?
  – Когда как.
  Молодой человек поёрзал на стуле.
  – Так что, стихи-то вам читать?
  – Давайте, – со вздохом согласилась я.
  – Ага…Что бы такое… Ну вот! – и он с вдохновенным видом застенал:

    Когда дождь уйдёт за леса,
    Выйдут девки плясать на лугу.
    И начнут трясти телеса,
    А совы кричать: «Гу-гу»…

 
  Я молча слушала. Поэт, видя моё внимание, удвоил выразительность.

    Солнце заливает весь мир,
    Танец захватил хоровод,
    А по небу огнём голубым…


  – Это восприятие мира у меня такое, – оборвав себя, доверчиво сообщил он и закончил:

    Радуга разинула рот.

  – Вы понимаете, о чём стих?
  – О природе? – рискнула угадать я.
  – Нет, какая там природа! Это поиски своей души в этом мире, и как она мечется и тоскует, что раньше было всё хорошо, а теперь изменилось.
  Я представила его душу в виде разинувшей рот радуги, и мои глаза начали стекленеть. Молодой человек продолжал с чувством декламировать:

    Ты танцуй, танцуй, развернись,
    Солнце сядет, совы заснут.
    Пропадает земная жизнь,
    Только девки пляшут в лугу.


  – Ну как?
  – Умереть не встать! – с чувством сказала я.
  – Понравилось? Я ещё не так могу!
  – Верю… Неужели сами сочинили?
  – А вы как думали!.. Танец – это наша жизнь, совы – окружающее зло, а хоровод – будущее. Понятно?
  – Потрясающе… И много у вас таких шедевров?
  – Штук семьдесят наберётся. А гонорары вы большие платите?
  Я насторожилась.
  – Да не очень. Газета, знаете, районная…
  – Ну, всё равно, печатайте! Деньги для меня не главное.
  – У нас, знаете, стихи не часто…
  – А я не тороплюсь. Когда выйдут, тогда и выйдут.
  Не зная, как отделаться от назойливого дарования, я попыталась пойти на компромисс.
  – Хорошо, вы их напишите и нам вышлите. А мы посмотрим.
  – Зачем высылать? Давайте бумагу, я прямо здесь… Нет, лучше вы сами пишите, я продиктую! «Когда дождь уйдёт за леса…»
  Я покорно записывала. С таким спорить бесполезно.
  – «Этот танец земле чужой…», – внятно диктовало дарование. – «А притоптанным травам сим…»
  – Что-что?
  – Притоптанным тра… Это вообще лучше петь! Знаете, щас…
  И к моему ужасу, он прямо на стуле согнулся в дугу и завыл дурным голосом:

    Этот танец не на-а-ам одни-и-им!
    Этот танец земле-е чужо-о-ой!


  В кабинет начали испуганно заглядывать коллеги. При виде публики малый напыжился ещё больше.

    А пр-ритоптанным травам си-им
    Ум-мирать грядущей ве-есно-ой!..


  – В общем, что-то типа этого.
  – А вы ещё и певец? – слабым голосом осведомилась я.
  – Да я так, под гитару свои стихи шпарю. Здорово, знаете, выходит!
  – Погодите… Вы сами-то откуда?
  – Из Саратова… Ну, пишите дальше, что ли. До конца.
  Стих я записала. Дарование, слава богу, петь больше не пыталось и, смирно сидя на стуле, шевелило ушами в ожидании аплодисментов.
  Я тяжело вздохнула.
  – Зовут вас как?
  – Снятиков.
  – Ка-ак?
  – Снятиков, – с ушибленной гордостью повторил он. – Пётр Трофимович. Адрес мой тоже запишите.
  – Готово… Ну, всего вам доброго, в следующий раз приедете – заходите.
  – Постойте, а вы разве интервью у меня не возьмёте?
  Я поперхнулась.
  – Зачем?
  – А я на следующей неделе в Москву собираюсь. Альбом свой на студии записывать.
  – А у вас… У вас что, договорённость уже есть?
  – Какая ещё договорённость? Вам же мои стихи понравились? Ну… А там за них руками и ногами ухватятся, я думаю. Задавайте вопросы!
  – Это ещё зачем?
  – А интервью.
  – Нет уж. Давайте, вы сначала запишете альбом, а потом я у вас интервью возьму.
  – Зря, – неодобрительно взглянул он на меня. – Я, может, из Москвы вообще больше не вернусь. Так что теряете шанс взять первое интервью у будущей звезды.
  – По-том! – твёрдо сказала я.
  – Ну ладно, – покладисто согласилось дарование. – Вы за рекламой, главное дело, следите. Через полгода мои альбомы косяком пойдут. Смотрите, не пожалейте.
  – Как-нибудь…
  – Ну, до свидания. Скоро гонорар ждать?.. Да, а книги-то? Брать не будете? Ну ладно…
  Дверь захлопнулась. Я тупо смотрела на исписанный лист бумаги.

    А притоптанным травам сим
    Умирать грядущей весной.


  Может, зря я не взяла у него интервью?..

 

 

Мал клоп - да вонюч.

Лучше с умным потерять, чем с дураком найти.

От добра не ищут добра.


(C) 2009-2012 KAPsoft inc.